Юмор от Denisus
Каталог статей

Категории раздела

КОРОТКО+АФОРИЗМЫ [442]
Афоризмы и ёмкие высказывания
АНЕКДОТЫ [724]
Анекдоты на ВСЕ темы
ЦИТАТЫ ИНТЕРНЕТА [345]
Выдержки инет-переписки
ИСТОРИИ [566]
Реальные и смешные истории
СТИХИ [223]
Смешные стихи
КОРОТКИЕ СТИШКИ [222]
Смешные четверостишия
САМУРАЙСКИЕ СТРАДАНИЯ [33]
Избpанные хоккy и танки
ИГОРЬ ГУБЕРМАН [24]
Гарики на каждый день
АРМИЯ [27]
Армейский фольклор
РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АНЕКДОТ [122]
Смешные исторические анекдоты
РАСТАМАНСКИЕ АНЕКДОТЫ [33]
РАСТАМАНСКИЕ АНЕКДОТЫ
ВСЯЧИНА РАЗНАЯ [780]
Разная прикольная всячина
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКИ [466]
Прикольные рассказы из жизни
ВИШНЕВСКИЙ и похоже [62]
Одностишия В.Вишневского и под него...

Форма входа

Рекламка

НА САЙТЕ


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

СчеТчики

Яндекс.Метрика

Добавь в закладки

Главная » Статьи » ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКИ

И от любви не спрятаться, не скрыться

Эта история случилась несколько лет назад, когда во время покупки обратного билета от Варшавы до Минска, я был предупрежден миловидной девушкой в кассе:

— Имейте в виду, купе смешанное. Может ехать и женщины.

Ха! Напугали неженатого! Тем более что возвращаться буду 14 февраля, в день Святого Валентина. Может, Купидон и подсуетится в честь праздника, а? Однако человек предполагает, а Бог располагает. Точнее, по Его указанию судьба меня так щелкнула по носу, что… Но обо всем по порядку.

Три дня пребывания в Варшаве пролетели незаметно. По окончании командировки я тепло попрощался с коллегами и, насвистывая, вошел в купе поезда «Берлин – Москва». Теперь можно расслабиться, а если соседкой окажется симпатичная девушка или девушки, то и скоротать время за приятной беседой. Почему нет?

Но, повторюсь, судьба решила щелкнуть меня по носу:
— Добрый день, молодой человек.

Купе мгновенно заблагоухало ароматом очень дорогих духов. Как вы уже догадались, вошла она. Нет, не так. ОНА!!!!!!!!!!!!

Последний раз я испытывал такие эмоции, когда впервые увидел выезжавшую из автопарка «мотолыгу»: гусеничный бронетранспортер, тюнингованный под самые невероятные запросы химической, биологической и радиационной защиты. Правда, мою соседку он бы не остановил в принципе.

Судите сами. Тетка была в опасном ягодковом возрасте, по габаритам – двойной Иван Поддубный, нет, скорее МегаПоддубный, по одежде и аксессуарам – то ли директор фирмы, то ли уборщица в «Газпроме»: сплошные луи витоны и армани с ивлоранами. Мало того, исходивший винный аромат говорил о том, что отъезд был заранее отмечен.

— Мы всего по одной бутылочке винца, с давней партнершей по бизнесу, Агнешкой, — словно прочитав мои мысли, дама старательно покраснела, — надеюсь, вы не будете ругаться.

Да мне вообще однох… (монопенисуально), что винца, что квасца. Но ответил я иначе:
— Нет.
— Отлично, — и грузно бухнувшись на сиденье, попутчица Божьей милостью (или немилостью?) стала внимательно разглядывать соседа по купе.

Честно говоря, вначале показалось, что она смотрела на меня, как на еду. Блин, поспать не удастся, иначе до Минска доедут только обглоданные кости и командировочное удостоверение.

— Будем знакомы? — подмигнув, икнула тётка, — Ирина Олеговна.
— Андрей, — озадаченно ответил я.
— Далеко едете? – дама пододвинулась чуть ближе.
— В Минск.
— Командировка?
— Да.
— А вы симпатичный.
— Б… (последний вопль убитой мухи), ой, простите, что?

Что–что. Спиртное и опасный возраст привели к тому, что дама имела виды уже далеко не гастрономические, недвусмысленно пододвигаясь ближе и ближе:
— Обратите внимание, Андрей, купе четырехместное, а нас едет только двое. Может, это знак?

Если я выживу, то обязательно найду Купидона, нужно перекинуться парой слов. Блин! Здесь даже сопротивление бесполезно: завалит и не пикнешь. Пора тикать, а как?
— Вам плохо?
— Нет, — вжавшись в стенку, вякнул я, — просто устал.
— Понимаю, — Ирина Олеговна, зачем–то поправив впечатляющий бюст, вздохнула.

Хоте нет, правильнее будет так – Ирин Олегович вздохнул, а вагон покачнулся.
— Простите, — шепнул я, — мне можно переодеться?
— Конечно, — МегаПоддубный улыбнулся и отодвинул могучие телеса на полметра в сторону.
— Без вас, — ошалев от собственной храбрости, добавил я.
— Какие мы стеснительные, — фыркнул Олегович и, грузно поднявшись, вышел.

Слава, воистину слава армейской закалке! За первую секунду была закрыта дверь, за вторую — на входе поставлена сумка. Это, чтобы МегаПоддубный, если вломится, обязательно споткнулся, подарив хоть и мизерный, но шанс на спасение.

За третью секунду я переоделся и облегченно выдохнул: пронесло. А уже через мгновение раздался нетерпеливый стук.
— Успел, — перекрестился я, открывая дверь.

На лице МегаПоддубного было написано и разочарование, и удивление. Как? А у меня был выбор? Или быстро, или… об этом лучше и не думать.

Но тетка решила не останавливаться, предприняв очередную попытку:
— Мое верхнее место, а на свободном располагаться неудобно, вдруг попутчик появится.
— Пожалуйста, занимайте, не поверите, но с детства люблю наверху спать. И прикольно, и безопасно, — радостно согласился я и вспорхнул на полку.

Фух, теперь не достанет.
–… ничего такой, пожелай мне удачи, спасибо, подруга.
Рано радовался. И до границы еще долгих четыре часа.
— Андрей, а вы знаете, какой сегодня день?

Все, п…ц (апокалипсис на жаргоне гинеколога), сейчас начнется.
— Пятница, — тут мои извилины покрылись холодным потом.
— День влюбленных, — рассмеялся Ирин Олегович, — совсем вы замотались, бедный.

Где этот е… (мальчик, сделанный девочкой) Купидон! Я ему сейчас вырву крылья и засуну их в колчан. Снайпер х… (собственность мужской гордости), ты куда стрелял?
— Может, отметим это дело? – вагон скрипнул, а МегаПоддубный решительно поднялся, игриво потряхивая бутылкой.

Говорят, перед смертью человек замечает мельчайшие детали: и трещину на стене, и пятно на двери, и темно–зеленое стекло бутылки, и декольтище… Аааа!
— Что с вами?
— Ничего, извините, очень хочется покурить, — отбарабанил я и, обувшись на лету, выпорхнул из купе.

В тамбуре, после второй сигареты, мне удалось немного успокоиться и оценить время, после которого смогу вернуться. Тетке переодеться минут пятнадцать минимум. Откуда знаю? Друг в десанте служил, рассказывал об укладке парашюта. Потом она должна уснуть. Хм, а если прибухнёт в гордом одиночестве? Ладно, через полчаса загляну, в крайнем случае буду громко кричать и звать на помощь.

Против ожидания, в купе было тихо. Ирин Олегович сосредоточенно посапывал, выпуская звонкие всхрапы, от которых в соседнем купе что–то звякало. Краем глаза отметив, что соседка завернулась в одеяло так, что стала напоминать гигантскую куколку, я левитировал на полку. Все, можно расслабиться и немного подремать, тем более что устал, а еще…

— Вам не дует? – донеслось снизу.
Теперь дует, блин! Чувствуя, как в организме крестятся бифидобактерии, я осторожно ответил:
— Нет.
— А мне холодно.

Не поверите, в тот момент я очень искренне молился в душе:
— Господи, понимаю: чего хочет женщина, того хочешь Ты. Но Ты ни слова не сказал об экстремальных утехах, да еще и против воли одной из сторон. Может, обойдёмся без экспериментов, а? Разреши, пожалуйста, доехать до Минска без поврежденной психики. Мне реально страшно и…

— …холодно, — обиженно повторил МегаПоддубный.
— Укройтесь вторым одеялом.

Наверное, Ирин Олегович заметил, что тон собеседника изменился, поэтому обиженно замолчал, изредка вздыхая. Медленно и размеренно вздыхая под ритмичное постукивание колес.

Когда я был маленький, бабуля держала большое хозяйство: корова, овцы, куры и свиньи. Помню крохотных поросят, игравших в салки вокруг огромной мамаши, лениво хрюкавшей в луже.

Стоп, кто хрюкает? Вырвавшись из состояния полудремы, я прислушался и… Это были вздохи, громкие, чувственные и с многообещающей концовкой. Ой–ё, пора тикать, сто пудов сейчас уточнит…

— А почему не спите?
— Потому что вы не даете, блин!
— Да хоть сейчас готова!

Вагон закачался, а это значило, что впереди перспективное худшее — измученный телесным зудом Ирин Олегович стал раскукливаться. А, мля, пора бежать!

Побив мыслимые и немыслимые рекорды обувания и скорости, за несколько мгновений я эвакуировался из купе, спокойно выдохнув уже в тамбуре:
— Лучше здесь покемарю. Холодно, зато безопасно.
— Э, ти што горюешь?

Всё–таки даже в самых тяжелых ситуациях возможны приятные сюрпризы. Вот и этот акцент сразу заставил улыбнуться, потому что его я узнаю из тысяч других.

Небольшое отступление. С армянами нашу семью связывает какая–то незримая нить. Старший брат деда воевал в составе 89–й армянской стрелковой дивизии, отец после жуткого землетрясения 88–го года участвовал в восстановлении Кировакана, двоюродный брат бок о бок с лучшим другом из Лори прошел Афган. Во время армейской службы и сам делил последнюю сигарету с Арменом, призванным откуда–то из–под Еревана. Армяне были частыми гостями в нашем доме. И вот даже в поезде…

— Карен.
— Андрей, — я с удовольствием пожал протянутую руку.
— Идем к нам.

Оказалось, новый знакомый ехал в соседнем купе. Помните, у них еще что–то дребезжало, когда Поддубный всхрапывал? В общем, пока я в страхе пытался избежать любви необъятной соседки, там вовсю бухала самая настоящая дружба народов.

Итак, Карен — армянин, Макс — русский из Москвы, Тадеуш – поляк из Кракова и Эрих – немец откуда–то из–под Гамбурга. Компания сошлась уже в вагоне и успела неслабо разогреться. Меня приняли, как родного, а после третьей рюмки (по правде сказать, пластикового стаканчика) я понял, что власть и народ принципиально отличаются. Политики что–то там выясняют, санкционируют, высылают, пишут ноты, а простые люди дружат и находят взаимопонимание.

Например, Макс и Тадеуш увлеченно делились заливистой руганью, изредка переходя на языки друг друга, а Карен обучал нас с Эрихом армянским фразам. Как видите, никаких межнациональных и других противоречий не было. Мы смеялись, шутили, рассказывали анекдоты. Не поверите, даже немец, изрядно поддав, решился на тост:

— Друзья…
И тут вагон сильно тряхнуло.
— Что это? – удивился поляк.
— Цо стало? – поддержал знакомого Макс.
— Партизанен? – насторожился Эрих.
Кстати, а у него отличная генетическая память.

— Не волнуйтесь, — прогнав мурашек со спины, лениво протянул я, — это моя лягушонка в коробчонке изволила повернуться на другой бок.
— Подробности давай, — загорелся Карен.
— Да пожалуйста.

После двух минут рассказа поляк, русский, и немец заметно протрезвели, а вот армянский друг, наоборот, решительно бросив:
— Пашол знакомица, — выскочил из купе.

Через секунду мы услышали осторожный стук и радостное:
— Даааааааааааааа?
— Ну, за Карена, — поднял я стаканчик.
— Ну…
— Мнэ тожэ налэй.
Опередив рвавшиеся с языков вопросы, армянин нервно облизнул побелевшие губы и четко ответил:
— Нэт, — а потом хлопнул коньяка.

Подозреваю, Карен застал окончание процесса выкукливания. Наверное, это было страшное зрелище. А если она сейчас в купе заглянет? Переглянувшись, мы поняли, что хоть и велик состав, а отступать некуда, впереди…
— Граница через сорок минут, просыпаемся, — никогда не думал, что проводник сможет парой слов вывести из состояния тревожного ступора.

Кстати, МегаПоддубному пора бы уже и подняться. И, словно отвечая на безмолвный вопрос, вагон несколько раз вздрогнул.
— Мужики, сейчас появится, — прошептал я.

Дверь моего купе страдальчески вздохнула, выпустив на свет Божий гигантскую бабочку: Ирин Олегович продефилировал в сторону ватерклозета, сверкая умопомрачительным шелковым халатом

От увиденного мы синхронно перекрестились вначале справа налево, по православному, а потом – слева направо, по католически. И лишний раз подтвердили, что между нами нет никаких противоречий. Даже религиозных. Тем более перед лицом смертельной опасности.

— Андрэй, — шепнул Карен, — это шанс.
Точно! Спасибо, друг! И пока МегаПоддубный принимал водные процедуры, я успел переодеться, упаковать вещи и выскочить в проход, старательно делая вид, что прогуливаюсь.

— Ой, а почему вы в костюме?
Рядом замер тот самый халат с драконами, черепахами и, кажется, Купидончиком. Нет, я все равно поймаю эту сволочь и пристрелю из его же лука!
— Знаете, друг позвонил, ждет меня в Бресте, поэтому в Минск уеду на машине.
— Жаль, — всхлипнул Ирин Олегович.
— Да святится Имя Твое, — облегченно пропели бифидобактерии.

Как вы уже догадались, после пограничных и таможенных досмотров я церемонно (икая внутри) пожелал МегаПоддубному счастливой дороги и скрылся в соседнем купе. Две бутылки, купленные в Варшаве, скрасили дорогу до Минска, а виды столичного вокзала возродили надежду на то, что самое страшное позади. С мужиками попрощался очень тепло, надеюсь, мы еще встретимся.

Уже выйдя на перрон, я вдруг почувствовал сверлящий затылок взгляд. Да, это Олегович горестно посмотрел в мою сторону и очень тяжело вздохнул, а вагон уже традиционно покачнулся.

Эпилог.

Спустя год почти намечавшаяся свадьба расстроилась после знакомства с родителями избранницы. Почему? Потому что, когда я увидел будущую тещу, то решил, что это Ирин Олегович собственной персоной. А память тут же подсунула картинку — побелевшие губы Карена, говорящие четко и ясно:

— Нэт.

Автор: Андрей Авдей
https://vk.com/id14189763

Категория: ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКИ | Добавил: Denisus (12.03.2019)
Просмотров: 364 | Комментарии: 2 | Теги: смешные истории, рассказы, прикольные истории, литературные изыски | Рейтинг: 5.0/2

Понравился пост? Жмякни на кнопочку!

Похожие материалы

Всего комментариев: 2
2 viktor000000007  
cool cool Мне бы тоже было так неловко

1 Лисик-Ириа  

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

ПОДПИСКА

Новости

ПОИСК


GLOBAL_BFOOTER$
Юмор от Denisus - это прикольные картинки и демотиваторы, карикатуры и гифки, видео приколы и скрытая камера, коубы и музыкальные приколы.
Интересные новости, шокирующие факты, любопытные истории из мира знаменитостей, а также полезности и лайфаки.