Юмор от Denisus
Каталог статей

Категории раздела

КОРОТКО+АФОРИЗМЫ [445]
Афоризмы и ёмкие высказывания
АНЕКДОТЫ [727]
Анекдоты на ВСЕ темы
ЦИТАТЫ ИНТЕРНЕТА [348]
Выдержки инет-переписки
ИСТОРИИ [569]
Реальные и смешные истории
СТИХИ [226]
Смешные стихи
КОРОТКИЕ СТИШКИ [225]
Смешные четверостишия
САМУРАЙСКИЕ СТРАДАНИЯ [33]
Избpанные хоккy и танки
ИГОРЬ ГУБЕРМАН [24]
Гарики на каждый день
АРМИЯ [27]
Армейский фольклор
РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АНЕКДОТ [122]
Смешные исторические анекдоты
РАСТАМАНСКИЕ АНЕКДОТЫ [33]
РАСТАМАНСКИЕ АНЕКДОТЫ
ВСЯЧИНА РАЗНАЯ [791]
Разная прикольная всячина
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКИ [476]
Прикольные рассказы из жизни
ВИШНЕВСКИЙ и похоже [62]
Одностишия В.Вишневского и под него...

Форма входа

Рекламка

НА САЙТЕ


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

СчеТчики

Яндекс.Метрика

Добавь в закладки

Главная » Статьи » ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКИ

Мама Стифлера - Грузин Лидо
Мама Стифлера


Лидия Раевская.Она же Старая Пелотка.Она же Мама Стифлера


Грузин Лидо

 

Позапрошлой весной меня поимели.

 

Нет, не в песду, и даже не в жопу. Меня поимели в моск. В самую его сердцевину. Гнусно надругали, и жостко проглумились. А виновата в этом весна, и потеря бдительности.

 

Баба я влюбчивая и доверчивая. Глаза у меня как у обоссавшегося шарпея. Наебать даже дитё малое может.

 

Не говоря уже о Стасике.

 

Стасика я нарыла на сайте знакомств. Что я там делала? Не знаю. Как Интернет подключила — так и зарегилась там. Очень было занятно читать на досуге послания: „Малышка! Ты хочешь потыкать страпончиком в мою бритую попочку?" и „Насри мне в рот, сука! Много насри, блядина!"

 

Тыкать в чужые жопы страпонами не хотелось. Не то, бля, настроение. Обычно хочецца — аж зубы сводит, а тут — ну прям ни в какую! Срать в рот не люблю с детства. Я и в горшок срать не любила, а тут — в рот. Не всех опёздалов война убила, прости Господи…

 

А тут гляжу — ба-а-атюшки… Прынц, бля, Даццкий! „И хорош, и пригож, и на барышню похож…" Мужыг. Нет, нихуя не так. Мальчик, двадцать два годика. Фотка в анкете — я пять раз без зазрения совести кончила. Понимала, конечно, что фотка — полное наебалово, и вполне возможно, что пишет мне пиндос семидесяти лет, с подагрой, простатитом и сибирской язвой, который хочет только одного: страпона в тухлый блютуз, или чтоб ему в рот насерели.

 

Понимала, а всё равно непроизвольно кончала. Дура, хуле…

 

И пишет мне Стасик: „Ты, моя королевишна, поразила меня прям в сердце, и я очень хотел бы удостоиться чести лобызнуть вашу галошу, и сводить Вас в тиатр!"

 

Тиатр меня добил окончательно. Люблю духовно развитых людей. А ещё люблю мороженое дынное, Юльку свою, и секес регулярный. Но это к делу не относится.

 

Тиатр. Вот оно — ключевое слово.

 

И пох, какой тиатр. Юного Зрителя, или экспериментальный тиатр „Три мандавошки", что в подвале на улице Лескова… Культура, ебёныть!

 

И пишу я ему в ответ: „Станислав, я, конечно, сильно занята, но для Вас и тиатра время найду непременна! Звоните скорее, любезный!"

 

Врала, конечно. На жалость давила. Какое там „занята", если я готова была нестись к Стасику прям щас?! Но зачем ему об этом знать, правильно? То-то же!

 

Встретились мы с ним через три дня на ВДНХ.

 

Я — фся такая расфуфыренная фуфырка, Стас — копия своей фотографии в анкете. Сами понимаете — пёрло мне по-крупному с самого начала. Стою, лыбу давлю как параша майская, и чую, что в труселях хлюп какой-то неприличный начался. Стас ко мне несётся, аки лось бомбейский, букетом размахивая, а я кончаю множественно.

 

Встретились, в дёсны жахнулись, я похихикала смущённо, как меня прабабушка, в Смольном институте обучавшаяся, научила когда-то, Стас три дежурных комплимента мне отвесил (видать, его дед тоже в юнкерах служыл в юности)… Лепота.

 

В тиатр не пошли. Пошли в ресторацыю.

 

В ресторацыи Стас кушанья заморские заказывал, вина французские наливал, и разговоры только об Акунине, Мураками, да академике Сахарове.

 

А я ни жрать, ни пить не могу. Я всё кончаю множественно. Надо же, думаю, такого дядьгу откопать! И красивого, и не жлобястого, и духовно обогащённого… Попёрло!

 

Три часа мы в ресторацыи сидели. Я и костью рыбьей подавилась от восхищения, и нажралась почти как свинья. Но это ж всё от возбуждения морального. И сексуального. Простительно, в общем.

 

Вышли на улицу. Темно. Фонари горят. Павильон „Киргизия" стоит, сверкает. Может, и не сверкал он нихуя, но мне уже повсюду свет божественный мерещился.

 

Остановились мы у „Киргизии", и я из себя выдавливаю, как Масяня:

 

— Ну, я пойду…

 

Стас мне ручонку мою, потную от волнения, лобызает с усердием, и кланяется:

 

— Рад был знакомству, клубничная моя… Позвольте отписаться вам в Ай Си Кью, как в усадьбу свою прибуду…

 

И пауза возникла. По всем законам жанра, щас должен быть поцелуй взасос, но его не было. А хотелось.

 

И тут я, как бразильский обезьян, ка-а-ак прыгну на Стаса! Да как присосусь к нему, словно к бутылке пива утром первого января! Присосалась, а сама думаю: „Блядь, если б не апрель, если б на улице потеплее было… Я б те щас показала белочку с изумрудными орехами!"

 

Но сдержалась. Ибо нехуй. Мы ещё в тиатр не ходили.

 

Упиздила я домой.

 

Дома включаю аську, и первое, чё вижу — сообщение от Стаса:

 

„Бля! Акунин-Хуюнин… В ГОСТИНИЦУ НАДО БЫЛО ЕХАТЬ!!!"

 

Ну, девочка, ну ёптвоюмать!!!!! Попёрло так попёрло! Нахуй тиатр!

 

На следующий день обзваниваю все гостиницы. На 26-е апреля нет мест! Нигде! Типа, девятое мая на носу, и всё заранее забронировано всякими лимитчиками, которые без Москвы на девятое мая — как без пряников! Тьфу ты, бля!

 

Я — в Интернет. Ищу хату на сутки. Нахожу. Договариваюсь. Звоню Стасу.

 

Есть!!!

 

В назначенный день приезжаем, берём ключи от хаты у прыщавого хозяина Юры, закрываемся на ключ, и предаёмся дикому разврату, в результате которого я теряю четыре акриловых ногтя, пук волос с головы, и пять кило живого весу.

 

Мне не нужен тиатр. Мне не нужен академик Сахаров и Мураками. Мне нужно, чтобы вот это вот никогда не кончалось!

 

*Лирическое отступление. Недавно мне пришло в голову мою белобрысую, что в таких вот хатах, которые снимаюцца на сутки сами понимаете для чего — непременно должны стоять скрытые видеокамеры. Я б точняк поставила. В общем, если когда увидите в Тырнете, как лохматая блондинка ебёцца, стоя на голове — это не я!»*

 

Домой я ехала на полусогнутых ногах, и непрерывно хихикала.

 

По-пёр-ло!!!

 

…Через месяц, когда Юра-прыщ предложил нам со Стасом, как постоянным клиентам, сдать квартиру на 20 лет вперёд, и сделал тридцатипроцентную скидку — случилось страшное.

 

С принцем своим я была предельно откровенна, и требовала такой же кристальной честности в ответ. Разумеецца, меня интересовало прынцево семейное положение, ибо ходить с фингалом, полученным в подарок от Стасиковой жены-сумоистки не хотелось.

 

Стас серьёзно показал мне паспорт, заверил, что я у него одна-единственная, и я вновь ломала дорогущие ногти, царапая спинку старого дивана.

 

Но наступил час расплаты за своё развратное щастье.

 

Захожу я как-то утром на тот сайт, где народ страпонов да говнеца требует, да припухла малость.

 

Ибо получила я сообщение от девушки Марии, девятнадцати годов отроду. Фото не прилагалось.

 

И писала мне Мария, что ей, конечно, очень неудобно меня беспокоить, но ей очень кажется, что её сожытель Станислав тайно трахает меня. Ага. Видение ей было. В виде прочитанной на заре СМС-ки у Стасика в мобильном, где некий ГРУЗИН ЛИДО (ПЕЛЬМЕНЬ) просит прибыть Стаса в субботу к некоему Юрию, и предаться сексу оральному, а так же вагинальной пенетрацыи.

 

Путём неких поисков и расследований, Мария вышла на меня. И просит извинить, если отвлекает.

 

Минуту я сидела охуемши. Тот факт, что у Стаса есть сожытельница меня убил меньше, чем загадочная фраза ГРУЗИН ЛИДО (ПЕЛЬМЕНЬ).

 

Потом я развила бурную деятельность.

 

Понимая, что Стас всё равно будет сегодня мною умерщвлен, я пишу девушке Марии, что опщацца виртуально щас не могу, а на все интересующие её вопросы я отвечу лично, ежели мне дадут адрес, куда я могу подъехать.

 

Приходит ответ: «Метро Беговая, дом…»

 

Ловлю такси, и еду.

 

Дверь мне открыла маленькая девочка, лет тринадцати.

 

— Маша? — на всякий-який спрашиваю, хотя понятно, что это нихуя не Маша, если только Стас-паскуда не педофил конченный.

 

— Маша! — кивает дитё, и с интересом на меня смотрит, как дошкольник на Деда Мороза на утреннике.

 

«Вот упырь, бля…» — это про Стаса подумалось.

 

— Ой, какая симпатичная!!! Лучше чем на фотке даже! Само собой, он в тебя влюбился!

 

От этих имбецильных восторгов стало кисло. И домой захотелось. Но Стаса увидеть в последний раз было просто необходимо. Хотя бы для того, чтобы выяснить, что такое ГРУЗИН ЛИДО (ПЕЛЬМЕНЬ).

 

Прошла в квартиру. Дитё суетится, чай мне наливает.

 

— Ты знаешь, Лид, я ведь давно подозревала, что Стас мне изменяет. Он каждую субботу одевал чистые трусы, и уезжал в Тулу. Ну зачем он ездил в Тулу, да? Да ещё утром возвращался…

 

— За тульским самоваром… — не удержалась.

 

— Не-е-е… — смеётся заливисто, колокольчиком — Это он к тебе, наверное, ездил!

 

«Да ну нахуй? Правда, что ли? Ишь ты… А я б подумала, что в Тулу за пряниками к утреннему чаю»

 

Зло берёт.

 

— А однажды я ему звоню на работу, когда он в Туле был, — пододвигает стул, залезает на него с ногами, и подпирает кулачком остренький подбородок — А он трубку взял, представляешь? Я его спрашиваю, мол, ты же в Туле должен быть! А почему уже на работе? А он мне тогда сказал, что до Тулы он не доехал… Кто-то в поезде стоп-кран дёрнул…

 

Вздыхает, и пододвигает мне вазочку с конфетами.

 

Чувствую себя героиней пьесы абсурда, но жру конфеты, чтоб не зареветь от злости.

 

— А потом, — продолжает, — Стас в ванной был, а у него мобильник зазвонил. Я смотрю — там написано: ГРУЗИН ЛИДО (ПЕЛЬМЕНЬ). Трубку не взяла, Стас не разрешает. Он из ванной вышел, а я его спрашиваю: кто, мол, такой — этот грузин Лидо?

 

Тут я напрягла уши так, что они захрустели, и даже перестала жевать конфеты.

 

Дитё засунуло в рот шоколадку, и засмеялось:

 

— А он мне говорит: «Маша, это один мой знакомый парень-грузин. Мы с ним раньше вместе в пельменном цехе работали. Он у меня как-то пятьсот рублей занял, и с тех пор всё звонит, говорит, что денег у него нету, и что он может пельменями расплатиться» Вот врун-то! Да, Лидуш?

 

Да, Машуль. А ещё он — труп. Вот только он ещё об этом не подозревает.

 

Проглатываю конфету, смотрю на часы, и спрашиваю:

 

— Он домой когда приходит?

 

— А щас уже придёт. Через десять минут.

 

Великолепно. Иди же ко мне скорее, моя карамелечка! Я тебя щас казнить буду. Четыре раза в одну дырку. Ага.

 

Маша показывает мне их «семейный» альбом, я его листаю, не глядя, и жду Стаса.

 

Через десять минут в прихожей запищал домофон.

 

Маша кинулась открывать дверь, а я пересела на диван, подальше от двери.

 

Слышу голос Стаса:

 

— Привет, родная! Соскучилась?

 

Я обидно и подло бзднула. Слушаю дальше.

 

— Соскучилась… Стасик, а к тебе тут гости пришли…

 

Пауза. И снова весёлый голос:

 

— Да ну? А кто?

 

И тут в дверях появляется улыбающаяся рожа Стаса.

 

Пробил мой звёздный час.

 

Я встала, улыбнулась, и рявкнула:

 

— Кто-кто? Грузин Лидо, бля! С пельменного, бля, цеха! Вот, проходил я тут мимо. Дай, думаю, к Стасику зайду, пельмешек ему намесю, родимому. Заодно и должок свой верну.

 

В один прыжок я достала Стаса, намотала на руку воротник его рубашки, подтянула к себе, и прошептала ему на ухо:

 

— Девочку во мне увидел, сссынок?! Одной жопой на двух стульчиках сидим? Ну-ну…

 

Потом с чувством засунула ему за шиворот пятихатку, и крикнула:

 

— Маш, зайди!

 

Вошла Маша. Глазёнки испуганные. Чёлочку на пальчик наматывает.

 

А меня уже понесло…

 

— Грузин? Лидо? С пельменного цеха? В Тулу ездил, самовар ебучий? Стоп-кран кто-то дёрнул? Маш, хочешь, я тебе покажу, кто ему по субботам стоп-кран дёргал и стоп-сигнал зажигал? Чё молчишь, блядина?

 

Я, когда в гневе — ведьма ещё та… Это к гадалке не ходи. И Стас это понял. За секунду он трижды поменял цвет лица, что твой хамелеон: с белого на красный, с красного — на синий. На синем и остановился. Чисто зомби, бля.

 

Потом обхватил голову руками, сполз по стенке, и захохотал. Ёбнулся, видать.

 

Я в одну затяжку выкурила полсигареты, потушила бычок об Стасикову барсетку, пнула его ногой, наклонилась к нему, и припечатала:

 

— Пидр. Сказал бы сразу — меня бы щас тут не было, а в субботу поехали бы к Юре. А теперь езди в Тулу. Со стоп-краном. Гандон, твою мать…

 

Маша закрыла за мной дверь, чмокнула на прощанье в щёчку, и хихикнула:

 

— Клёво ты с ним… Он теперь точно ещё неделю будет дома сидеть. Спасибо!

 

Пожалуйста. Только в рот я ебала за ради твоего, Маша, спокойствия, так себе нервы трепать.

 

Из дома я позвонила подругам и сестре, и рассказала о страшном потрясении. Я искала сочувствия.

 

И я его не нашла.

 

И всё бы ничего, да только с тех пор у половины моих подруг и ИХ МУЖЕЙ (!) я записана в мобильном как Грузин Лидо, а на мой звонок выставлена «Лезгинка»…


© Мама Стифлера




Источник: http://blogs.mail.ru/mail/linda79-79
Категория: ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКИ | Добавил: Denisus (04.10.2011)
Просмотров: 669 | Теги: смешные истории, Мама Стифлера, юмор, прикольные истории, коротко | Рейтинг: 0.0/0

Понравился пост? Жмякни на кнопочку!

Похожие материалы

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

ПОДПИСКА

Интересности

ПОИСК


GLOBAL_BFOOTER$
Юмор от Denisus - это прикольные картинки и демотиваторы, карикатуры и гифки, видео приколы и скрытая камера, коубы и музыкальные приколы.
Интересные новости, шокирующие факты, любопытные истории из мира знаменитостей, а также полезности и лайфаки.